Инвалиды

Гур Корен

Перевод с иврита Марьяна Беленького

Консультанты -драматурги

Авишай Мильштейн и Гилад Кимхи

               Пьеса поставлена в театре Бейт Лисин, Тель Авив

Консультация в писательском ремесле: Нофер Хорбит, Моран Розен

Действующие лица:

ТУвье Джорно – глава семьи

Вера – его жена, портниха

ЦуриЭль, их сын, 26 лет.

ТИран – работник в семье

Артисты театра “Воплощение мечты”:

  1. ЦАхаль, 20 лет, страдает незначительной степенью умственной отсталости

Астар, 24 года, слепая, играет Джульетту

Нина, 42, глухонемая, играет няню Джульетты. Ее “текст” обозначен хххххххх

КахАне, 23 года, страдает синдромом Аспергера (переводчик этой пьесы тоже, между прочим. Но кого это волнует? Причем, о существовании этого синдрома я как раз из этой пьесы и узнал. Вот за что я люблю ремесло перевода – всегда что-нибудь новое можно узнать)

НадИв 38, тугоух. Играет синьора Капулетти, священника, аптекаря.

ХЕмда, 43 года, полная. Средняя степень умственной отсталости. Играет г-жу Капулетти.

ЯнОн – 39, легкая степень умственной отсталости. Играет Тибальта.

КЕшет 38 лет, женщина-режиссер. (Я бы написал “режиссерша”, но это неправильно. Режиссерша – жена режиссера. Как генеральша – жена генерала, солдатка – жена солдата). 

От переводчика. Значения имен.

Все израильские имена что-нибудь да означают.

Тувье – хороший.

Цуриэль – “Бог – скала моя”. Псалом 22. 

Цахаль – аббревиатура “Армия обороны Израиля”

Кахане – потомок первосвященников в Храме.

Надив – добрый

Хемда – приятная

Янон, Тиран  – не знаю, что значит

Кешет – радуга

Астар –Эсфирь, Эстер.

То, что у Веры и Нины – русские имена, ничего не значит. Вера, Нина, Маша, Соня – популярные имена в Израиле.

©Гур Корен, Тель Авив, тел. 9723 6436211

gurkoren4@gmail.com

Русским не владеет. Общаться по-английский

© Перевод на русский Марьян Беленький, Иерусалим, тел. 972507415301

belenky25@gmail.com

skype netdeneg

 

Краткая аннотация

Семейка бандитов и контрабандистов пытается переправить груз кокаина в Македонию. Сын главы семейства знакомится с группой “людей с особыми потребностями”, а попросту – инвалидов и умственно отсталых, которые ставят “Ромео и Джульетту”, и как раз собираются в Македонию на международный фестиваль….Контрабандист вызывается быть спонсором поездки, но тут возникает множество проблем и конфликтов…

Красным – отсебятина переводчика. Но я  этим не злоупотребляю.

Об авторе (иврит) http://he.wikipedia.org/wiki/%D7%92%D7%95%D7%A8_%D7%A7%D7%95%D7%A8%D7%9F

Драматург, режиссер, актер. 1973 г. р.

Автор нескольких пьес, идущих в израильских театрах.(В Израиле всего 6 профессиональных театров…) 

В 2009 пьеса “5 кило сахара” была поставлена в театре “Гешер”, режиссер спектакля – Евгений Арье. Предлагаемая пьеса написана в 2014 году. Не переводилась еще ни на какие языки.

О переводчике:

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D1%8C%D0%BA%D0%B8%D0%B9,_%D0%9C%D0%B0%D1%80%D1%8C%D1%8F%D0%BD_%D0%94%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

 

В “цитатах” из Шекспира не используются существующие русские переводы.Это “переложение Шекспира”, которое сделала режиссер спектакля Кешет.

Картина 1

“Чтоб  сдох тот, кто придумал этот Технический университет”.

 

Салон для невест “Вера”.  Вера работает над заказом. Цуриэль чего-то на своем мобильнике.  На стене – портрет вериного папы.

 

Радио: Переходим к новостям культуры. Минфин заявил об очередных бюджетных сокрашениях. Средства будут уменьшены, в первую очередь, министерствам культуры и соцобеспечения. Это означает сокращение дотаций театрам и  учреждениям под патронажем минсобеса. С нами на линии – пресс-секретарь Национального театра…

У Цуриэля звонит мобильник.

Тувье: Ну, что там?

Цуриэль: Да все нормально, папа.

Тувье: Что нормально? Чего он трезвонит? Случилось что?

Цуриэль: Да все нормально. Согласно аппликации, самолет вошел в пространство над Македонией.

Снова звонок

Тувье: Ну, а теперь что?

Цуриэль. Триангуляция изменилась. Ищем новые точки А, B ,C. Это простейший алгоритм для mobile ias.

Вера: Ты как с родителями разговариваешь? Разве я тебя этому учила?

Цуриэль: Как это “как”? Обыкновенно. Слушай, у меня сейчас нет времени на объяснения.

Тиран: Цури, я же не только ваш охранник. Я вижу все со стороны. Так с родителями не разговаривают.

Цуриэль: Объясняю популярно, для непонятливых. В пакет с материалом я вмонтировал миниатюрный спутниковый передатчик, который работает как GPS. Поняли?

Тиран: Поняли.

Цуриэль: Ну вот, мы получаем точные координаты материала прямо из пуза сабжекта. Что тут непонятного?

Вера: Так ты ему в пузо, кроме двух кило кокаина, впихнул спутниковую тарелку?

Цуриэль: Мама, я же не учу тебя как шить свадебные платья. Ты же говорила, что ты не в этом деле.

Вера: Я не в деле, но я хочу знать – кого вы послали, что вы ему впихнули в живот.

Тувье: Ладно, Вера, на нашего гения можно положиться. Он же у нас специалист по хайтеку.

Вера: Хайтек… Мой папа заворачивал материал в газетку, клал в портфель, давал курьеру, и говорил “Счастливого пути!”. Вот и весь хайтек. Слава богу, жили и горя не знали.

Цуриэль: Чтобы завернуть два кило кокаина в газету, не надо было cнимать меня с занятий посреди семестра.

Вера: Сыночка, ты таки очень умный, но твой дедушка тоже был не дурак. Мы с ним жили и горя не знали без всяких хайтеков.

Цуриэль: Я ничего не имею против дедушки. Но вы меня сняли с занятий, потому что “папа сам не справляется”.

Тувье: Как это “сам не справляется”?

Звонит телефон

Вера: Салон свадебных платьев “Вера” слушает. Мы всегда к вашим услугам.

Тувье: Вот нашла время для платьев.

Вера: Ты бы предпочел выписывать счета на фирму “Тувье, экспорт кокаина ООО”? …Алло… ну конечно приходите, я вас жду. Я вам добавила вышивку жемчугом, увеличила вырез…  Нет, ну куда уж больше… Это же свадьба, а не пляж. Да, да… и маме привет… в добрый час….

Цуриэль: мама, у нас пять минут до посадки, а у тебя вырезы…

Вера: Это платье для невесты Гиля Кашри из твоего класса. Тебе бы, кстати, тоже уже не мешало бы… Вот Гили уже…

Цуриэль: Скажи ей ,что половину стоимости платья я оплачиваю.  Это мой свадебный подарок.

Вера: С чего это вдруг? Это же  2500 долларов.

Звонок

Тувье: Ну что там?

Цуриэль: Сели. Прошли времена дедушки. Сегодня надо использовать методы хайтека.

Вера: Хайтек хайтеком, а в нашем деле надо, прежде всего, быть настоящим мужчиной. А что говорил покойный дедушка? Настоящий мужчина должен познать женщину и убрать человека. И для того и для другого пока аппликаций не придумали.

Цуриэль: “Убрать” человека —  не проблема. Это как забросить материал в Македонию. Но если для того, чтобы вести наши дела, мне придется жениться – передай папе, пусть ищет другого наследника.

Вера: А что? Почему бы тебе и не жениться? Ты таки не ахти какой красавец, но это не значит брать какую нибудь замарашку. Ты что, инвалид? Слава богу, все на месте.

Тувье: Цури, послушай маму, она тебе плохого не желает.  “И да прилепится мужчина к женщине и будут как одна плоть”. По- моему, это Черчилль сказал.  Умный был человек.

Ну кем бы я был без Веры?

Вера: Вот, учись у родного отца – что такое настоящая любовь.

Цуриэль: Эта ваша “любовь” — не что иное как физиологическая реакция организма на внешние раздражители.  “Любовь” — это гормон ферромон,  ускоряющий метаболические процессы в организме.

Вера:  Чтоб сдох тот, кто придумал все эти технические университеты.

Тувье: Женушка дорогая! А что если нам сходить чего-нибудь поесть перед ответственным мероприятием? Возьмем нашего сына единоутробного,   захватим также эволюционное чудо по имени Тиран.

Тиран: Можно в шашлычную Рацона сходить.

Цуриэль: Я вегетарианец.

Тиран: Возьмешь курицу.

Вера: Ага, я тоже с голоду помираю. Вот только позвоню моей невесте, чтоб пришла на час позже.

Тиран: А мне что взять? Телятину или баранину?

Тувье: Да ладно – телятина, баранина, я плачу. У нас, слава богу, вот-вот будет пару миллиончиков на карманные расходы.  Кстати, что там в Македо….

Звонок

Тувье: Ну, что там? Он уже сошел?

Вера: Скажи своей аппликации, пусть он нам факс пришлет, когда выйдет в город.

Цуриэль: Что-то там не ладно.

Вера (набирает номер): Что-то моя невеста не отвечает.

Тиран: Может, мне индюшку взять?

Цуриэль: Тихо вы! Там что-то в самолете случилось. Нет связи. Аппликация не работает.

Тувье:  Если, не дай бог, что-то с самолетом, по радио скажут.

Тиран включает радио

Диктор: Мы вынуждены прервать нашу передачу, есть срочное сообщение из  Македонии. В пассажирском самолете, который только что приземлился в аэропорту Скопле, скоропостижно скончался израильтянин по имени Гиль Кашри.

Вера роняет платье

Причина смерти – разрыв  двух пакетов кокаина, которые находились у покойника в желудке. Полиция сообщает, что в желудке покойного находился также спутниковый передатчик… мы продолжим сообщения с места события по мере поступления новостей.

 

Выключают радио. Пауза

Вера: Так вы послали Гили Кашри?

Тиран: Да упокоится с миром душа его.

Вера: Ну причем тут Гили Кашри к вашему бизнесу?

Тувье: Свадьба – дело дорогое. Одно платье 2500 долларов.

Звонок

Цуриэль: Это наш клиент из Македонии.

Тувье: Скажи, что посылка задерживается.

Вера: До когда? До воскрешения мертвых? Ты же убил его. 2500 долл. коту под хвост.

Тувье? Вот еще! Опять я виноват. Разве он принес мне справку, что у него повышенная чувствительность к кокаину?

Цуриэль: Алло!

Вера: Тоже мне проблема. Доставить наркотики в Македонию. Мой папа с этим справлялся на раз.

Цуриэль: Алло, у нас тут небольшая проблема возникла…

Вера: Ты уже два года пытаешься забросить этот несчастный кокаин в эту несчастную страну.

Цуриэль: Да, боюсь что не получится.

Вера: Прагу ты завалил, Будапешт завалил, у нас теперь только Македония и осталась.

Цуриэль:Да, конечно, вы правы.

Вера Сколько мы уже потеряли на твоих экспериментах? Два миллиона?

Тувье: Полтора.

Вера: Для этого надо было так долго учиться? Триангуляции эти. И все лишь для того, чтобы засунуть моему клиенту в пузо два кило кокаина и этот спутник.

Тиран: Царство ему небесное.

Цуриэль: Это досадное недоразумение. Я все просчитал. Наверно, Кашри съел что-нибудь кислое, это повысило кислотность желудка. Алло.. да, мы  вам все компенсируем.

Вера: Неужели так сложно забросить наркотики в  Македонию?

Цуриэль: По- видимому, у этих македонцев есть подсознательное сопротивление, когда им пытаются наркотики забросить.

Вера: а почему людей моего папы никогда не ловили? И все проходило гладко.

Тувье: Тогда не было приборов, собак…

Цуриэль: Клиент бросил трубку. Не хочет больше с нами работать.

Тувье: Скажи, что я ему прекрасный материал посылаю.

Цуриэль: Куда там! Он даже слушать не хочет.

Тувье: Я дам ему скидку.

Вера: Мой папа никогда никому скидок не делал.

Тувье: Скажи ему, что я даю два кило за…

Цуриэль: Он хочет 5.

Вера: Где мы возьмем 5?

Тувье: Скажи ему, через три недели.

Вера: 5 кило – это две отправки минимум.

Тувье: Через три недели.

Цуриэль: Он дает нам 10 дней.

Вера: А  где мы возьмем деньги на 5 кило?

Тувье: Он нам даст аванс.

Цуриэль: Нет, он говорит – никакого аванса.

Вера: Ладно, Тувье, это не для тебя. Оставь это дело. Скажи ему, что ты отказываешься.

 

Пауза

 

Тувье: Скажи, что я согласен, черт с ним. Скажи, что я ссуду возьму.

Тиран: Так нельзя говорить, он может обидеться.

Цуриэль: Он говорит, что если и на этот раз не получится, он начнет работать с Гариани.

Цуриэль отключается от разговора. Пауза.

Вера: Давай передадим это дело Гариани!

Цуриэль: Да ладно, мать. Давайте обмозгуем это дело.

Вера: Вот я и мозгую. Гариани- наш коллега. Причем, более успешный. Его материал не находят, его люди не  умирают в самолете с кокаином в пузе. Может, он убрал моего папу, но он все-таки умеет работать.

Тувье: Цуриэль, закажи 5 кило.

Вера: Это не для Тувье. Это не его ремесло.

Цуриэль: Может, раньше подумаем, как мы доставлять будем?

Тувье: Закажи 5 кило!

Вера: В конце концов, ты же не виноват, что мой покойный папа передал тебе этот бизнес.

Цуриэль: Это стоит полмиллиона.

Вера: У моего папы не было столько….

Тувье: Да хватит уже! Твой папа уже, слава богу, в могиле, и теперь я веду бизнес.

Цуриэль дает отбой

Вера :Цури, закажи мне билет. Мне  в Македонию по делу, срочно.

Тувье: Вера, я в твой бизнес не лезу, а ты не лезь в мой.

Тиран: Давайте я поеду.

Цуриэль: Отличная кандидатура! Ты же только что отмотал срок за контрабанду наркотиков.

Тиран: Ну и что? Можно подумать? Так что я, не могу сесть в самолет и полететь в  Македонию?

 

Тувье достает пистолет, направляет на Тирана.

Тувье: Тиран, если ты не хочешь, чтобы тебя доставили в шашлычную Рацона на шампуре, заткнись, пожалуйста.

Вера: Мне придется оставить столь приятную компанию. Пойду выразить соболезнование семье безвременно погибшего жениха.

Тувье: Тиран, пойди с ней.

Вера: Тиран, останься. … Тувье, за то, что случилось на Голубином пляже, мы будем расплачиваться всю жизнь…

Цуриэль: А что там случилось?

Вера: Папочку своего спроси. Еще одно успешное дельце провернул. (уходит)

Тувье: Тиран….

Тиран (уходит и тут же возвращается): Так в шашлычную мы уже не идем? (уходит).

Цуриэль: Так что там было на Голубином пляже?

Тувье: Да ладно тебе.

Цуриэль: Ну ладно так ладно. У меня есть план, как доставить материал.

Тувье: Отстань. Мне твой план обошелся в полмиллиона!

Цуриэль уходит.

Тувье (смотрит на портрет тестя): Папа, какие есть идеи? В смысле помощи…

Снаружи звучит сирена.

Тувье: Понял, спасибо.

Стук в дверь

Тувье: Входите!

 Входят Надив и Кахане

Кахане: Добрый день! Мы – члены театральной группы “Воплощение мечты”. Это театр для людей с ограниченными возможностями. И мы вот ходим по нашему району, просим помощи.

Тувье: Там что, полицейская машина на улице?

Надив: Вы что-то спросили? Я по губам читаю. Когда разговариваете со мной, смотрите на меня.

Тувье: Полиция! Вы видели полицию?

Надив: При чем здесь полиция? Мы собираем пожертвования.

Кахане: Добрый день! Мы – члены театральной группы “Воплощение мечты”. Это театр для людей с ограниченными возможностями. И мы вот ходим по нашему району, просим помощи.

Тувье: Вы сильно не вовремя.

Кахане: Мы участвуем с  нашим спектаклем в международном фестивале для людей с ограничениями.

Тувье: Вам деньги нужны?

Надив: Вы дайте ему закончить, он же напамять выучил.

Тувье: Ну, давай.

Кахане: Добрый день! Мы – члены театральной группы “Воплощение мечты”. Это театр для людей с ограниченными возможностями. И мы вот ходим по нашему району, просим помощи.Мы участвуем с  нашим спектаклем в международном фестивале для людей с ограничениями. Но из-за бюджетных сокращений, минсобес не получил для нас денег. Пожалуйста, сколько сможете.

Тувье (достает охапку денег) Вот вам, и будьте здоровы!

Кахане: Мы обращаемся к вам с просьбой помочь нам поехать на фестиваль…

Надив: Тысяча шекелей! У нас нет таких квитанций.

Тувье: Да ладно, не нужно. Идите уже.

Кахане: В этом году фестиваль состоится в Македонии.

Надив: Ладно, Кахане, остановись. Большое вам спасибо, господин.

Тувье: Погоди (Кахане) : А ну, скажи еще раз.

Кахане: Добрый день! Мы – члены театральной группы “Воплощение мечты”. Это театр для людей с ограниченными возможностями. И мы вот ходим по нашему району, просим помощи.Мы участвуем….

Тувье: Это можно было бы и пропустить. Дальше давай.

Кахане: Что дальше?

Тувье: Где ваш фестиваль проходит?

Надив: В Македонии.

Кахане: У нас есть квитанции на 10 шекелей, 15, 20, 25, 50, 75…

Свет гаснет… Конец первой картины

 

 

Картина 2

Будем танцевать

 

Районный клуб. На сцене разыгрывают сцену бала из “Ромео и Джульетты”.

На сцене – Астар, Цахал, Нина, Кахане, Надив, Хемда, Янон. Все актеры – в масках, их узнать нельзя.

 

От автора: Пока актеры не сняли масок, зритель не должен догдадываться, что это “люди с особенными потребностями”.  Может, игра и не блестящая, так и в настоящих театрах она не всегда такая.

 

Надив:

Добрый вечер, господа,

спасибо, что пришли сюда.

Не надо у стенки стоять,

вы же пришли сюда танцевать.

Играет оркестр, льется вино.

Все танцуем вместе со мной.

 

Танцы. Цахаль и Кахане – Ромео и Меркуцио

 

Цахаль: Меркуцио, кто это там танцует?

Кахане: Не знаю, дорогой брат.

Цахаль: Прекрасная девушка. Как солнце среди облаков. Белая голубка среди черных воронов.

 

Танцы. Янон (Тибальт) с Хемдой (г-жа Капулетти),Надив (синьор Капулетти)

Янон:

Голос Монгекки я узнаю за сто километров. Где же мой меч? Сейчас я с ним расправлюсь.

Хемда: В чем дело, Тибальт? Отчего ты так зол?

Янон: Это же Монтекки, наш злейший враг.

Хемда: А это – молодой Ромео?

Янон: Он не один. Где мой меч? Я весь горю, не пойму от чего.

Надив: Послушай, братец. Только не в моем доме! Держи себя в руках. Это приказ.

Цахал (подходит к Астар, берет ее за руку) Простите, сударыня, что коснулся вас, осквернив вашу святость. Поверьте, в жизни не встречал подобной красоты.

Астар: Ах сударь, я вовсе не сержусь на вас. Вот перед вами достойный храм для вашей руки.

Цахал: А губы на что нам? Давайте же помолимся вместе.

Целуются. Цахал (снимает свою маску).  Эй, в чем дело?

Все снимают маски.  Хемда тащит на сцену сумку, открывает.

Цахал: извините, что я остановил репетицию. Но это же не профессионально! Надо работать на сцене как положено.

Нина: хххххххххх

Янон: По-моему, я дважды сказал “Я весь горю”.

Надив: Отлично все шло! Жаль, что остановили репетицию.

Хемда: Кто-нибудь хочет бутербродик с авокадкой?

Все артисты говорят вместе, пока их не перекрывает голос Кешет.

Кешет: Не останавливаться! Что бы ни случилось. Кто-то забыл текст – продолжаем! Кто-то упал со сцены – продолжаем! Кто-то получил легкую травму – продолжаем, несмотря ни на что. Тяжелая травма – например, на кого-то топор упал. Оттаскиваем пострадавшего и продолжаем.

Нина: ххххххххххх

Кешет: Правильно, Нина. В театре такой закон.

Янон: Спектакль должен продолжаться, нельзя останавливаться.

Кешет : Продолжаем.

Кахане: Послушайте рассказ о двух веронских семьях. О двух влюбленных, что…

Надив: Стоп, Кахане.

Кешет: Мы же столько репетировали, нам неделя осталась до выступления, а вы останавливаетсь посреди действия.

Астар: Это не мы, это Цахал.

Цахал: Правильно. Потому что ты меня пыталась целовать по-настоящему.

Астар: Извини, что я не могла сдержаться. Но за неделю до спектакля надо уже играть по-настоящему.

Цахал: Это не профессионально – целоваться на репетициях. Я не буду этого делать до генералки.

Кахане: Если не говорят “Стоп” — я Меркуцио, если говорят – я Кахане.

Нина: хххххххххх

Цахал: Ты неправа, Нина. Я уже со многими девушками целовался.

Кешет: Продолжаем. Астар, не целоваться по-настоящему.

Хемда: Я целовалась только с Гиладом из хостеля, но без языка.

Кешет: Занавес.

Цахал: Вместо того, чтобы целоваться, учила бы лучше текст.

Астар: если бы ты так не боялся поцелуев, я бы тебе сказала – поцелуй меня в задницу.

Цахал: Я вовсе не боюсь.

Кешет: Что тут происходит? Вот это у нас репетиция спектакля, который через неделю?

Нина:ххххххххх

Кешет: Это правда, что Нина сказала?

Астар: Надив, переведи пожалуйста мне, что Нина сказала.

Надив: “Мы еще не знаем, поедим ли мы на этот фестиваль, а все уже перессорились”

Кешет: Стоп, Кахане. Председатель местного совета нам обещал, что мы поедем.

 

У Кешет звонит телефон

Нина ХХХХХХХХХХ

Кешет:  Да, я знаю, что это не профессионально, но у меня важный разговор (выходит).

Янон: Я хочу полететь в Македонию, чтобы купить в дьюти фри кроссовки “Пума”.

Надив: Поедем. Нам надо продолжать собирать пожертвования.

Хемда: если соберем деньги – выступим в Македонии. А если нет – здесь в клубе. Тоже кайф.

Цахал: Я не собираюсь здесь в клубе играть Ромео!

Астар: Почему же ты не собираешь пожертвования?

Цахал: Я актер, а не сборщик подаяний.

Астар: Актер? Актер, который живет в интернате для инвалидов.

 

Входят Тувье и Тиран

Тувье: Кто здесь Астар?

Хемда: Астар, пришли два симпатичных мужчины.

Надив: Этот человек дал мне 1000 шекелей. А у нас не было таких квитанций. У нас есть 20, 50,100

Цахал: Стоп, Кахане. Чем мы вам можем помочь?

Хемда: Вы не обижайтесь, что у них не было квитанций.

Янон: Каждый может принести все свои квитанции, и тогда хватит.

Хемда: Давайте все свои квитанции сюда.

 

Все ищут квитанции

Тувье: Да не нужны мне ваши квитанции! Я только спросить хотел.

Входит Кешет: Извините, у нас зал до пяти.

Надив: Кешет,  этот человек дал мне 1000 шек.

Янон: И он сердится, что ему не дали квитанции.

Тувье: Я вовсе не сержусь.

Кешет: Спасибо, господин, но это уже не актуально.

Достает 1000 шек. Возвращает Тувье.  Мы не едем. Я только что говорила с председателем местного совета. Денег нам не дали.

Хемда: Кешет, это очень мне грустно.

Янон: Так я не куплю кроссовки “Пума”?

Астар: Сволочь он, этот председатель.

Кешет: Ладно, Астар. Но он обещал, что мы здесь сможем сыграть.

Цахал: Я не буду играть в клубе!

Хемда: Я уже не грустная. Давайте еще подсоберем денег.

Кахане: Здравствуйте! Мы члены театральной группы “Воплощение мечты”. Мы собираме пожертвоания…

Все: Стоп, Кахане!

Кешет: Мы собирали пожертвования на костюмы. На билеты нужно значительно больше.

Нина: ХХХХХХХХХХХХ

Все согласны

Кешет: Я тоже очень разочарована…

Тувье: Извините, господа артисты. Я Тувье… я люблю эти… спектакли всякие…я же работаю по этой специальности…. устраиваю всякие представления…

Янон: Так вы артист?

Тувье: Ну, не то, чтобы артист…

Кахане: В театре есть художники декораций, художники по костюмам, гримеры, режиссер, помреж, продюсер.

Тувье: Вот! Я продюсер.

Цахал: Я догадывался.

Тувье: Я много всяких представлений устраивал. За большие деньги. Миллионы. И я сейчас ищу новые…Так вы едете в Македонию?

Хемда: Уже не едем. И мне очень грустно.

Янон: Я хотел купить кроссовки “Пума”.

Тувье: Тиран, выясни насчет 7…8 билетов в Македонию. Когда этот ваш фестиваль?

Кешет: Погодите…
Астар: Через неделю.

Тувье: Я вам сделаю 8 билетов. Туда и обратно.

Кешет: Порепетируйте пока сцену бала, только тихо, я хочу поговорить с господином продюсером…

Тувье: Тувье…

Надив: Сцена бала. Кахане, ты теперь Меркуцио.

Артисты отрабатывают шаги

Кешет: Видите ли, господин Тувье, мы числимся при городском отделе культуры, они переводят нам средства из бюджета минсобеса….

Тувье: Я ни у кого ничего не прошу. Но если государство вам выделить средств не может, значит.

Кешет: Понимаете, мы бы очень были рады, это весьма щедрый подарок с вашей стороны, но я предлагаю внести вашу сумму на счет минсобеса, а они уже нам перечислят.

Тувье: Вы понимаете, что такое дать деньги чиновнику? До вас ничего не дойдет. С вас потребуют откат. Сколько сейчас берут? 90% или 100%?

Кешет : Возможно, вы и правы, но мы не можем брать деньги у частных лиц. Нужно создать фонд…

Тувье: Директора, заместитель, распорядитель, секретарь, помещение, телефоны, машины, компьютеры, уборщица… Начнут туда своих родственников пристраивать. На это все деньги и уйдут. Вам ничего не достанется.  Если вас мое предложение не устраивает, я найду другой театр.

Кешет: Но вы не будете вмешиваться в творческий процесс?

Тувье: Когда это я вмешивался в творческий процесс? Я просто вижу ваших ребят и хочу отправить их в Македонию. У вас есть оборудование, реквизит?

Кешет: Нет. У меня сюрреалистическое понимание театрального пространства. Абсолютная антитеза мифического дискурса, я далека от вульгароного понимания сценического реализма.

Тувье: да… но…

Кешет: Извините, что мы к вам поначалу отнеслись с некоторым подозрением. Просто так странно, что совершенно незнакомый человек решил нам помочь. Вы даже еще не знаете, что мы играем.

Тувье: Вот. Как раз хотел спросить.

Кешет: Ромео і Джульетта. В моей обработке.

Тувье: Шо?

Кешет: “Ромео и Джульетта”

Тувье: Оригинальный материал. Хорошо.

Кешет:  Народ, знакомьтесь. Это Тувье, наш продюсер. Он поможет нам поехать на фестиваль.

Шумная реакция участников

Янон: Кроссовки “Пума”!

Хемда: Тувье, я тебя люблю (бросается ему на шею).

 

Кешет: Даже на знаю как вас благодарить.

Тувье: Только одним – сделайте хороший спектакль. Больше мне от вас ничего не нужно. Вы все отлично выглядите, с трудом можно заметить, что вы – умственно отсталые.

 

Весьма напряженная пауза

Кешет: Тувье, извините. Здесь нет умственно осталых. Мы не пользуемся этим термином. Здесь люди с особыми потребностями. Давайте я вас познакомлю. Это Янон, он играет Тибальта.

Янон: Приятно познакомиться.

Тувье: А какие у него “особые потребности”?

Кешет: Он родился с легким умственным отставанием. А это Кахане. Какую роль ты играешь?

Кахане В спектакле я – Меркуцио, а в жизни – Кахане. Прошу не путать

Тувье: И он тоже….

Кешет: Кахане, расскажи, что у тебя.

Кахане: У меня синдром Аспергера. Это одно из проявлений аутизма, хотя сегодня этого термина не употребляют.

Кешет: Стоп, Кахане. Гений как все Аспергеры. Это Хемда. Хемда, скажи нашему продюсеру, что у тебя.

Хемда: У меня — с авокадкой, но я вам могу приготовить, с чем вы хотите.

Кешет: Хемда у нас дежурная. У нее небольшое умственное отставание. Это мой помощник Надив, он слабослышащий.

Тувье: (кричит): Привет!

Надив: Не надо кричать. Я просто должен вас видеть.

Кешет: А это Нина.

Нина: ХХХХХХХХХХ

Тувье: У нее что-то болит?

Кешет: Она говорит что хорошо, что в нашей стране есть люди, неравнодушные к искусству. . Это Астар, она играет Джульетту.

Астар: Я Астар. Я слепая.

Кешет: А это наш Ромео – Цахал.

Цахал: Спасибо вам за готовность помочь. Мы все мечатаем отправиться в Македонию на фестиваль.

Тувье: А он что, тоже…?

Астар: У него есть умственное отставание, но он предпочитает об этом не говорить.

Цахал: У меня нет никакого отставания. Это называют пограничное состояние, легкий случай, но IQ у меня такой как у всех. Я бы мог в армии служить, если бы не аллергия на баклажаны.

Тувье: Скажите, Кешет. Вот эти “с особыми потребностями”, вы можете на них положиться? Они не забудут текст?

Кешет: Это же профессиональные актеры! Вы хотите увидеть сцену из спектакля? Ребята, давайте покажем Тувье сцену на балконе.

Тувье: Да не надо, я верю…

Хемда: Вы не хотите балкон? Это очень волнительно.

Янон: Мы настоящие актеры и придерживаемся текста.

Кахане: В сцене на балконе я играю дерево в саду в доме Джульетты.

Кешет: Все готовы? Поехали!

Артисты берут в руки ветки и изображают деревья в саду Джульетты. Астар выходит “на балкон”

Цахал: Лишь тот,  у кого не зарубцевались раны

Тувье: Правильно.

Цахал: Тихо. Вот свет в окне.

Тиран: Где окно?

Цахаль. Вот восток, а Джульетта – солнце.

Астар: Ромео, почему тебя зовут Ромео?

Цахал: Ты права. Зови меня “Любимый”, Теперь это мое имя.

 

Входит Цуриэль

 

Цуриэль: Папа, мобильник оставляй включенным.

Тувье: Туссс – спектакль.

Астар: Как ты сюда попал?

Цахал: Мне любовь дорогу показала.

Астар: Ты любишь меня? Я знаю – ты ответишь “да”, и если любишь, скажи просто….

 

Свет гаснет

 

 

Картина 3

Мы все из шоу бизнеса

 

Салон свадебных платьев “У Веры”

Тиран и Тувье пакуют кокаин в пакеты, взвещивают, Цуриэль записывает, и в то же время пересказывает сюжет “Ромео и Джульетты”.

Значит так. Приходит Ромео, а она уже в могиле типа, коньки откинула. Ну он ее целует типа, допивает яд из бутылочки и брык- с концами. Тут она встает, видит – пацан уже коньки откинул. Берет кинжал – и штрык прямо  в себя. И кранты. Такие дела.

Тувье: В жизни не слышал более идиотской истории.

Тиран: А что? Правильно сделали. Нечего было идти против семьи.

Тувье: Они уже скоро придут.

Цуриэль: Кто?

Тувье: Режиссерша и эта слепая придут выбирать платье для Джульетты. Кто же позаботится об этом как не продюсер.

Цуриэль: Давайте лучше подумаем, как мы будем товар доставлять?

Тувье: Ну как? Складываем все в портфеоль одному из наших мутантов. Едем в аэропорт. Охранник спрашивает “Вы сами паковали свои вещи?”

Мудация отвечает (имитирует разговор умственного отсталого) “Я иггаю в спигдагле “Гобео и Джульеда”. Охранник ничего не проверяет, еще дает ему конфетку на палочке.

Тиран: Я готов лететь с вами добровольцем. Если кто-нибудь раскроет рот, я его тут же устраню.

Тувье: Тебе устроят обыск еще до того, как ты сядешь в такси.

Цуриэль: можно положить туда вещество, которое нейтрализует ультразвуковое излучение во время проверки.

Тувье: Ты бы лучше помолчал. Мы уже результаты твоих экспериментов видели. Сейчас моя очередь. Я ставлю на инвалидов.

Дверь распахивается. Тиран и Тувье выстаскивают пистолеты. Вера входит.

Вера: Это у нас “Салон свадебных платье в” или “Дистрибютинг наркотиков”?  Цури, вот телефон дочки Мирьям Зана, первая академстепень, хорошая девочка, почти девственница.

Тиран: У нас написано “Салон свадебных платьев”. Тувье, вот кандидат на доставку товара (дает записку) Офицер в отставке, инвалид войны, в протезе уйма места.

Тувье: Спасибо, я уже договорился.

Вера: Ты что, действительно рассчитываешь на этих инвалидов?

Тувье (смотрит на Тирана)

Тиран: Я не сказал “инвалиды”. Люди с особыми потребностями.

Вера: У моего папы был код чести – не перевозить материал с теми, кто не знает, что он везет.

Тувье: Твой папочка перевез 50 таблеток экстази в заднице пуделя. Пудель знал?

Вера: А то нет. Ты хочешь, чтобы говорили, что мы перевозим товар с умственно отсталыми?

Тиран: С особыми потребностями.

Тувье: Нет такой фирмы “Парсалани контрабанда”. Моя фамилия Джорно. И теперь мой бизнес называется “Продюсерская фирма “Джорно и  сын”.

Вера: Продюсер! Ты хоть раз в жизни был в театре?

Цуриэль: Когда мне было 7, отец водил меня на “Волшебник из страны Оз”.

Вера: Мой отец послал его сломать руку актеру, который на нас настучал. У нас серьезный бизнес, мы не можем связываться с какими-то умственно отсталыми.

Тувье: Они не умственно отсталые, они…

Цуриэль: Старт ап фирма.

Тувье: Вот! Старт ап. После Македонии я повезу этот идиотский спектакль по всему миру. Я верну наши контакты в Праге, Будапеште, Берлине! Я звоню в Берлин:

— Привет, фашисты! Хотите увидеть мутации, которые играют “Ромео и Джульетту”? И наш товар уже в Берлине! Твой папа работал когда-нибудь с Берлином?

Цуриэль: Сейчас они придут выбирать платье.

Вера: Кто?

Тиран: Джульетта. Она выходит замуж за Ромео, несмотря на запрет родителей.

Вера: Тувье, я не работаю с умственно отсталыми.

Тиран: Это люди с особыми потребностями.

Тувье (приставляет пистолет к голове Тирана):Еще одно слово и я …

Входят Кешет и Астар. Кешет несколько удивлена увиденным.

Астар: Что тут происходит?

Цуриэль: Вот так. Это я объяснял Тирану про дуэль во втором акте.

Кешет: Дуэль у нас в третьем.

Тувье: Цури! Последний раз ты путаешь второе и третье отделение! Чтоб больше этого не было!

Кешет: Какой реквизит! (берет пистолет из рук Тувье) Почти как настоящий!

Тувье: Рекви….

Кешет: Реквизит. Сценический предмет. Очень похож. Где вы такой достали?

Тувье: Это с прошлой антрепризы.

Кешет: Где?

Тувье: “Волшебник из страны Оз”.

Кешет:Разве там….

Цуриэль: Когда мой папа – продюсер, то да.

Кешет: А это что? (указывает на ящик с кокаином)

Тувье: Тиран, занеси реквизит внутрь.

Вера: Я не хочу, чтобы ваш реквизит хранился у меня в мастерской. Ко мне люди приходят, они могут не так понять. Найдите другое место.

Тувье: Вера, моя любимая жена. Она поможет вам выбрать платье.

Тиран берет ящик и ставит его внутри примерочной ширмы

Кешет: Вы – дизайнер костюма?

Вера: Чего?

Цуриэль: Моя мама – портниха, платья шьет. Мама, у нас есть что нибудь для Астар?

Вера: Нет

Цуриэль: Есть же платье для Кашри. Думаю, она уже на этой неделе замуж не выходит.

Вера: Раздевайся там (указывает на ширму)

Астар: Где?

Цуриэль показывает матери жестами, что Астар не видит

Вера: А… я думала, что она (показывает жестом – умственно отсталая)Цури, помоги девушке, ты что не видишь, что она слепая?

Астар: Давайте я обопрусь на ваше плечо.

Цуриэль ведет Астар за ширму

Кешет: Кто это на фото?

Вера: Это мой папа.

Кешет: Его лицо мне знакомо.

Вера: Выдающийся был антрепренер. Но его другой антрепренер застрелил, сволочь такая. В этом деле большая конкуренция, понимаете.

Тувье: И после этого я унаследовал его дело.

Вера: И с тех пор антрепризы куда менее успешные.

Тувье: Вера, ты же знаешь, что в нашем деле был нелегкий год.

Кешет: Да, мы живем в ужасное время для искусства. И это не изменится, пока наше правительство не поймет, что из всех искусств для нас важней всего театр. Что театр защищает нас не меньше чем танк или самолет.

Тувье: Из всех искусств для нас важней всего то, которое не требует жертв. Искусство в массы – не отходя от кассы. Вот вы увидите, я сделаю из “Ромео и Джульетты” такой шлягер, что мы с ним до Берлина дойдем.

Кешет: Гастроли в Берлине – это моя мечта!

Тувье: Мой тесть ни разу не давал гастроли в Берлине.

Вера: Если бы мой папа только захотел, он бы весь Берлин наводнил своим искусством. Немцы бы просто поумирали от передозняка искусства в организме.

Вера уходит за ширму и помогает Астар надеть платье.

Кешет (надевает фату): Два года тому я чуть было не вышла замуж за… известного модельера,  его многие знают, мы же все из шоу-бизнеса. У нас уже был зал, приглашения, платье. Но из -за предсвадебного напряжения он начал пить…А чтобы я не догадалась, он прятал от меня бутылки. Я ставила “Вишневый сад” и находила пустые бутылки в декорациях деревьев. И тогда я сказала – или я или водка.

Тиран: Нелегкий выбор.

Тувье: Вот видишь, Цури, человек прятал водку в декорациях.

Цуриэль: Гениально.

Кешет: Кто-то может отвести Астар в клуб на репетицию?

Цуриэль: Я отведу, мне все равно надо реквизитом заняться.

Кешет: И еще просьба. Помогите, пожалуйста, нашей звезде выучить сцену свадьбы (дает текст).

Тувье: Тиран, отведи Астар куда ей нужно, и купи ей, что она захочет (вытакивает пачку денег).

Кешет: Вы не знаете, где можно достать кинжал?

Тувье: Этот подойдет ?(вытаскивает нож на пружине)

Кешет: Прекрасный реквизит! Вы занимаетесь сценическим боем?

Тувье: Сценическим? Бывает и такое.

Тиран и Кешет уходят.

Тувье: Цури, почитай пьесу, и реши, какой реквизит нам нужен для этого (дает ящик с кокаином, уходит)

Цуриэль: Астар, мне сказали помочь тебе выучить роль.

Астар: Какую сцену?

Цуриэль: Свадьба

Астар: Терпеть не могу эту свадьбу.

Вера: Мой тоже. Он, видите ли, не верит в любовь. Все верят, а он нет.

Вера: 24 года, Дева по гороскопу, степень технического университета, ну и сам собой тоже ничего.

Цуриэль : Мама, хватит!

 

Вера: Даже подружки у него нет. В его -то годы. И что обидно – у мамы салон свадебных платьев, а сын не хочет жениться. Это все равно, если бы твоя мать была оптометристом.

Астар: Моя мать была зубным врачом. Она умерла.

Вера: Ой. Извини.

Астар: Да ладно. Она мне не разрешала жевать жвачку, а теперь я могу это делать сколько угодно. Слепая сирота – трагический образ.

Цуриэль: Ну так не удивительно, что тебе дали играть Джульетту.

Астар: Да ну. Это скорей, из-за концепции “любовь слепа”.

Цуриэль : Почему же Ромео не слепой?

Астар: Любовь превратила его в умственно отсталого.

Цуриэль: Так наз. “любовь” — это типичное проявление умственной отсталости. Нормальные люди этим не занимаются. Так наз. “любовь” —  это химическая реакция в организме, движение гормонов.

Астар уходит в свадебном платье и все видят, какая она красивая.

Цуриэль: “Любовь” — это гормон ферромон, который ускоряет метаболические процессы в организме.

Вера (вертит Астар у зеркала) Ну как? Красавица! Цури, помоги девушке выучить текст. (уходит)

Цуриэль: Так как? Мне просто читать, а ты будешь повторять?

Астар: Давай.

Голос Веры: Женись давай, зануда!

Цуриэль : Мама, не мешай.

Астар: “Еесли есть”

Цуриэль: “ В чем-то правда”

Астар: “Если есть в чем-то истина, ее невозможно выразить словами”… Я не могу запомнить это.   Я никак не могу связать свою роль с этими словами. Я терпеть не могу этого Цахала, как я могу его любить на сцене? Ладно, давай еще раз.

Цуриэль: А есть кто-то, кого ты любишь?

Астар: Ну есть.

Цуриэль: Смотри на меня, в смысле – в мою сторону. И представь что я -тот, кого ты любишь.

Астар: “Уж если есть в чем-то истина, ее невозможно выразить словами.

Может, какой-нибудь нищий может оценить ее жалкую стоимость.

Но твоя любовь – это достояние, что все время лишь растет.

Ее невозможно измерить”. И здесь мы целуемся. То есть я с Ромео.

Цуриэль: Еще раз прогоним?

Астар: Давай.

Цуриэль: “Джульетта, если ты так же рада как и я,

Расскажи всему миру, как мы будем счастливы, когда поженимся”.

 

Свет гаснет

 

Картина 4

Гроб на сцене

 

Клуб. На сцене Астар и Цуриэль

 

Цуриэль: “Джульетта, если ты так же рада как и я,

Расскажи всему миру, как мы будем счастливы, когда поженимся”.

Джульетта: “Уж если есть в чем-то истина, ее невозможно выразить словами.

Может, какой-нибудь нищий может оценить ее жалкую стоимость.

Но твоя любовь – это достояние, что все время лишь растет.

Ее невозможно измерить”.

Надив: Союз меж нами заключен на небесах (приближается чтобы ее поцеловать)

Цахал: Не целоваться по -настоящему!

Кешет: Стоп! Цахал, наконец-то у нас получилось.

Хемда: Очень чувствительно.

Цахал: Спасибо Хемда. Спасибо, Астар, что наконец выучила свой текст.

Нина: ХХХХХХХХХХ

Цахал: Кто ей помогал?

Астар: Ну, какая разница.

Нина: ХХХХХХХХХХ

Цахал: Кто?

Надив: Цуриэль, сын нажего антрепренера.

Кешет: Попроси его, чтоб выучил с тобой сцену с жаворонком.

Нина: ххххххххх

Надив: Нина спрашивает – нравится ли он тебе?

Астар: Он помогал мне учить текст.

Хемда: Так у вас..

Астар: Да ну. Но он симпатичный…

Цахал: А как он тебе помогал?

Астар: В отличие от тебя, он слушает, когда я играю свою роль.

Хемда: Так у вас любовь или где?

Астар: Да что вы пристали? Я не хочу об этом даже говорить. А тем более, в присутствии Хемды.

Кешет: Перерыв закончился. Сцена битвы!

Янон и Кахане

Янон: Меркуцио, хотел бы с тобой обменяться парой слов.

Кахане: Чем ты хочешь обменяться? Может, этим?

Янон: Ну что ж, и мой меч присоединится к диалогу.

Кахане: Нет ничего лучше чем убить человека с утра.

Янон: Меркуцио, тебя видели в обществе Ромео.

Кахане: Говори прямо, Тибальт. Если тебе есть что сказать.

Входит Цахаль

Янон: Вот тот, кого я ищу.

Тиран и Цуриэль выносят на сцену гроб. Ставят на сцену, делая жесть – продолжайте, мы вам не мешаем.

Янон: Ромео, то, что я к тебе испытываю, можно сказать одним словом – ненависть.

Цахал: Тибальт, я тебя тоже…

Кешет: Стоп!  Кто это на сцене с гробом? Вы Монтекки или Капулетти?

Тувье: Продолжайте, мы вам не мешаем. Как раз драйв пошел.

Все артисты выходят на сцену.

Кешет: Господин импрессарио, потрудитесь объяснить, что это такое?

Тувье: Вы что, гробов не видели? Реквизит.

Кешет: А зачем он мне?

Тувье: Ну, был бы реквизит, а применение найдем. У вас в пьесе куча трупов, их же надо где-то хоронить. Мне Цури рассказал содержание вашей постановки, и я подумал…вот они оба отравятся… а дальше что?

Надив: Она войдет в обморочное состояние на 42 часа.

Кахане: Нет пульса, нет дыхания. На первый взгляд, она уже не средь живых.

Тувье: Стоп, Кахане. Ну и куда таких кладут, которые без пульса и без дыхания?

Надив: А как же мы впихнем этот реквизит в самолет?

Тувье: Прекрасный вопрос. Вы его по своим сумкам разберете.

Янон: Как же мы впихнем такой огромный гроб в наши сумки.

Тувье: Он разборной. Такой портативный гроб, на все случаи жизни. Мало ли.

Цахал: Я не собираюсь никаких гробов возить. Я артист, а не гробовщик.

Тиран: Возьмешь, что скажут. Искусство требует жертв.

Кешет: Мы же договорились, что вы не будете вмешиваться в художественную часть.

Тувье: А я не вмешиваюсь. Можете поставить реквизит, куда захотите.

Кешет: Мне не нужно  на сцене никакого идиотского гроба!

Тувье: Почему идиотского. Очень приличный товар. На совесть сделан. Если что, можно по прямому назначению использовать. Даже жалко в землю закапывать.

Цахал: и мы не хотим, чтобы ваш Цуриэль помогал нашей Астар!

Астар: идиот! (выходит).

Тувье: Мы так старались. Тиран специально ходил к столяру, который должен нам денег. Мореный дуб. Посмотрите, какая работа! А после этого вы говорите…

Кахане: “Мне не нужно  на сцене никакого идиотского гроба!”

Хемда: Цуриэль, вы вчера помогали Астар выучить текст?

Кешет: Господа, я ценю ваши усилия, но я здесь режиссер. Мое имя указано на афише.

Цуриэль: А имя продюсера там не указано?

Тувье: Я бы вам тут всю Верону построил, а тут всего навсего гроб. А вы говорите…

Кахане: “Господа, я ценю ваши усилия, но я здесь режиссер. Мое имя указано на афише”.

Кешет: Надив, убери со сцены ненужный реквизит.

Цуриэль: вы только посмотрите, какие возможности у вас открываются, господин режиссер. Это же уникальная трактовка. До такого еще никто не додумался. Здесь можно организовать дополнительное сценическое пространство (залезает на гроб). Те, кто говорят – будут наверху, а те, кто танцуют – внизу.

Хемда: Астар, он у тебя не только симпатяга, он и умница.

Цуриэль: Спасибо. А в сцене дуэли (залезает на гроб) нанести удар Тибальту  сзади, это будет элемент неожиданности. Зритель не будет знать – то ли Тибальт нанес удар Ромео, то ли Ромео Тибальту.

Цахаль: Я не собираюсь влезать ни на какие гробы!

Цуриэль: Какой гроб! Я бы сам в него лег! (залезает в гроб) Тихо, спокойно, никто не мешает! Давайте попробуем отыграть одну сцену с гробом, увидите, что получится.

Кешет: Ладно, допустим вы меня уговорите, но (переходит на шепот)  у нас специфические артисты, они могут неверно отреагировать.

Тувье: Ребята, вы же согласны репетировать с этим реквизитом?

Нина: ххххххххх.

Все согласны с Ниной

Хемда: Цури – симпатяга, мы согласны.

Кешет: Репетируем сцену дуэли  с появления Ромео. Начали! Увидим, как это НЕ пойдет концептуально.  Кахане – ты Меркуцио. Цахал, входи.

Цахал входит. Гроб — посреди сцены.

Янон: Вот тот, кого ищу я. Ромео, мои чувства к тебе можно выразить одним словом – ненависть.

Ромео: И я тебя люблю, Тибальт. Что скажешь? Сюрприз?

Янон: Но, то что ты сделал, простить невозможно. Вытаскивай свой меч.

Тувье: Прекрасно играют. Даже лучше чем раньше.

Цахал: Клянусь, я ничего плохого тебе не сделал. И имя твоей семьи мне дорого, как раньше, и даже больше.

 

Пауза

Кешет: Кахане, текст! Ты же Меркуцио.

Кахане: Послушайте рассказ о двух веронских семьях. Пара несчастных влюбленных

Цахал: Стоп, Кахане.

Кахане: Печальный рассказ о любви, которая привела к страшным последствиям…

Кешет: Он сначала пошел снова.

Кахане: Тибальт, коль есть тебе что сказать, говори сейчас.

Вытаскивает меч и начинает сражаться с гробом.

Кешет: Стоп, Кахане!

Кахане ломает стенку гроба.

Кешет: Уберите гроб!

 

Сцена 5 Жаворонок

 

Раздевалка в клубе. Цуриэль и Астар заканчивают репетицию. На сцене (не видно) Тиран дает урок сценического боя из первой картины 3 акта “Ромео и Джульетты”.

Астар: “Я поцелую эти губы, быть может, там осталось еще немного яда”. Я тебя люблю. Ну вот, все.

Цуриэль: Думаю, ты уже готова для генеральной репетиции.

Астар: Ты тоже. Ты уже весь текст со мной выучил.

Цуриэль: Ну да. Я же столько ваших репетиций увидел. А откуда ты знаешь, что я напамять читаю?

Астар: Знаешь…  Я не слепая. Я все прекраснов ижу, но мне бы не дали играть Джульетту в обычном театре, поэтому я притворяюсь слепой. Шучу.  Я просто чувствую, когда вы на меня смотрите.

Тувье: Шутки шутками, а мы еще не решили, как перевозить реквизит.

Астар: Тебе уже нужно уходить?

Цуриэль: Нет, мы же еще не весь текст выучили.

Астар: Я уже все выучила. С тех пор как ты меня научил видеть перед собой того, кого я люблю, у меня все пошло. Даже Цахал этот для меня не такой уж умственно отсталый.

Цахал (за сценой) : Кешет, я не буду работать с этим психопатом! (входит, держится за подбитый глаз. За ним входят Тиран и Кешет).

Тиран: Цахал, вернись немедленно! А не то я не знаю что с тобой сделаю.

Цахал: Кешет, он мне угрожает.

Кешет: Вернись немедленно!

Цахал: Ни за что! У нас сценический бой, а он дерется по-настоящему.

Тиран: Если бы я дрался с тобой по-настоящему, ты бы уже не разговаривал.

Кешет: Цахал, вернись! Нам надо продолжать репетицию.

Цахал: Ладно. Но учтите. Я вернусь только потому что я – профессионал.

(Уходит)

Кешет: Тиран, я тоже обожаю тотальный театр, но надо быть с ними помягче.

Тиран Они сражаются за свою честь!

Кешет: Но это можно сделать более тонко.

Тиран : Тибальт и одного дня бы не прожил, если бы сражался более тонко.

Тиран и Кешет уходят.

Цуриэль: Так о ком ты думаешь, когда разговариваешь с Ромео?

Астар: О том, кого я люблю. Но конечно, это самообман. Ведь “любовь -это лишь химическая реакция”.

Цуриэль и Астар: “Гормон ферромон укоряет метаболические процессы в организме”.

Астар: Я думаю о своем отце.

Цуриэль: Он тоже…

Астар: Слепой? Нет. Я родилась с глаукомой и в 7 лет уже была 100% слепая.  Меня отец приучил к театру. Мне поначалу это казалось скучновато- какие то люди ходят по сцене, что-то говорят. Но он обещал, что после спектакля купит мне жвачку и маме не скажет. Вот угадай, на какой спектакль он повел меня в 8 лет.

Цуриэль: “Волшебник из страны Оз”?

Астар: “Медея”.

Входит Хемда. Цури быстренько вводит на своем айподе “Медея”.

Цуриэль: Хемда, чего тебе?

Хемда: Он за тобой ухаживает?

Цуриэль: Чего?

Хемда: Можно, я на вас немножко посмотрю. Мне интересно, как ухаживают. (Усаживается)

Астар: Хемда…

Хемда: Ну, ладно. Не хотите, не надо (уходит).

Цуриэль: Медея, которая убила своих детей назло мужу.  Ни фига себе спектакль для девочки 8 лет.

Астар: Да, мой папа был особенный человек. Он мне нашептывал, что делают актеры, как выглядят декорации, костюмы, Последнее, что мы с ним смотрели — “Ромео и Джульетта”. Плохой был спектакль. Отец говорил, что после таких спектаклей  он мне завидует, что я этого не вижу.

Цуриэль: Он, верно завтра будет гордиться, когда увидит тебя на генеральной репетиции.

Астар: Нет, он не придет.

Цуриэль: Если он далеко живет, я его могу привезсти и отвезти.

Астар: Нет, у него медицинская проблема.

Цуриэль: Извини… Чем я могу помочь?

Астар: Можешь мне сделать одолжение?

Цуриэль: Да ради бога

Астар: Давай еще раз сцену с жаворонком.

Тиран (входит) Цури, тебя родители зовут.

Астар: Уже уходишь?

Цуриэль: Уж утро. Ты слышишь жаворонка пенье?

Астар: То голос соловья.

Тиран: Да нет, это я, Тиран.

Цуриэль: Но глянь – уж солнца луч средь темноты ночной

Астар: То след метеорита всего лишь.

Цуриэль : Коль я останусь, то погибну.

Тиран: Цури!

Астар: Останься! Еще немного хотя бы…

Цуриэль: Меня убьют, если поймают здесь. Ну что ж, пусть смерть мой близкий друг. Останусь я с тобою и умру.

Астар: иди, то голос соловья.

Тиран: При чем тут соловей?

Ромео: Прощальный поцелуй….

Ну почти…Тиран уходит. Входит Нина, с мобильником Астар.

Нина: хххххххххх

Цуриэль: Она принесла твой телефон.
Астар: Алло!

Нина:хххххх

Цуриэль: Нина, я не понял, что ты хочешь сказать.

Астар: Что? (уходит)

Тувье (входит): Цури, нам нужно провести совещание по антрепризе.

Цуриэль: Папа, я нашел куда спрятать материал. Только давай после репетиции….

Вера (входит) : После репетиции не получится. Твоего отца нужно спасать.

Цуриэль : А нельзя его спасти после репетиции?

Тувье: Да не надо меня спасать.

Вера: Немедленно езжай в  горбольницу, вторая терапия, Ехиэль Коппель. До вчерашнего дня он был парализован, не говорил, а теперь возвращается к жизни.

Тувье: Да ну. Пока только пальцем пошевелил.

Вера: А завтра откроет глаза, и расскажет полиции, кто бросил в него гранату на Голубином пляже.

Цуриэль : папа?

Вера: И дедушка. Но дедушке уже терять нечего…..

Цуриэль : Коппель. Не слышал про такого. Под кем он ходит?

Тувье: Да он вообще не из наших. Случайно под руку попался.

Цуриэль: Зачем же надо было гранату бросать?

Вера: Нам нужен был Гариани.

Тувье Пойди разбери с такого расстояния.

Цуриэль.  И что теперь?

Вера: Надо, чтобы он замолк. В нашем деле, кто слишком много знает – не жилец.

Надив (входит):Привет. (Садится рядом с Ниной)

Тувье: Я разберусь  с ним после фестиваля.

Вера: Ты не едешь,  Цури поедет.

Цуриэль: Я?

Вера: С этим парнем надо разобраться сейчас, пока он не заговорил. Потом будет поздно. Цури, тебе давно пора проявить себе в серьезном деле. И папе поможешь.
Цуриэль: Погодите. Он же всего лишь пальцам пошевелил. Что это означает с медицинской точки зрения.

Вера: С медицинской это означает, что тебе уже давно пора стать настоящим мужчиной. Если жениться не хочешь, хоть эту ерунду сделай. (Показывает Тувье жестом – дать Цури пистолет. Цуриэль берет пистолет весьма неохотно)

Цуриэль: Мать, ты бы Медею сыграла, у тебя бы получилось.

Вера: Мне моих платьев хватает,  когда еще подработку брать.

Цуриэль уходит.  

Тувье: Вера, ты не боишься за сына?

Вера: Кто был на Голубином пляже — я или ты? У него получится.

Тувье: Ты когда нибудь думала, почему у меня не получается так, как у твоего отца? (Вера указывает на Надива и Нину)  Да ну, это двое глухонемых. Вот чего у меня нет? У меня нет его способностей? Или может, у меня нет жены, которая меня постоянно поддерживает?

Кешет: Вы Астар не видели?

Вера: Разве я тебя не поддерживаю? Я для тебя все делаю.

Тувье: Ты помнишь, что твоя покойная мать говорила? “Я во всем слушаюсь своего мужа”. Так что положись на меня.

Янон (входит): Нина, пошли, репетируем сцену Джульетты с кормилицей.

 

Входит Кешет, за ней – все артисты

 

Кешет: Сцену Джульетты и нянечки мы не репетируем. Наша Джульетта исчезла.

Нина: ХХХХХХХ?

Кешет: Это значит, что ее нет. Ушла и не сказала куда. Так профессионалы не поступают. На звонки не отвечает. А до генеральной всего день остался. Тиран не закончил постановку драки, Вера не закончила платье, а я ставлю “Ромео и Джульетту” без Джульетты.

Цахал Кешет, что здесь происходит? Астар исчезла. Цуриэль исчез. Что это означает?

Хемда: Это означает, что у них любовь. Ах……

 

Свет фокусируется на покрасневшей Хемде и гаснет

 

Картина 6

Люди и растения

 

Больница. Койка, а в ней – пациент, к нему идут разные трубки. Он без сознания. Входят Тиран и Цуриэль.

Тиран: Театр – это дерьмо. Что главное в театре ? Конфликт. А чего человек больше всего не любит? Конфликтов. Вывод …

Цуриэль: Тссс…

Тиран: Вот почему не ставят такой спектакль. Человек хочет дофига баб, и они к нему приходят. Хочет денег на развлечения и наркотики  – получает.

Ты хочешь, чтобы я его убрал? Скажем, что это ты сделал. Никто же не проверит.

Цуриэль: Ладно, я сам. Постой на шухере у дверей.

Тиран: Ну, давай, с богом. Даст бог, первый – не последний.

Цуриэль тянется к трубкам, чтобы их отключить , но тут открывается дверь и входит Астар. Нащупывает палкой путь к кровати, видно, она здесь не первый раз.

Астар: Папа! Ты шевельнул пальцем? Это правда? Я знала, что это случится. Врачи говорили, что этого никогда не будет, но я знала, что они ошибаются. Папа, ты меня слышишь? Если слышишь, шевельни пальцем. Ты помнишь, я тебе рассказывала про продюсера, который везет нас в Македонию? Его сын помогает мне учить роль Джульетты. Я надеюсь, что вдруг что-нибудь с Цахалом случится, и Цуриэль его заменит. Он симпатичный, правда, капризный, но он бы тебе понравился. Он из хорошей семьи. Я думаю, что …Кто тут? … Ну, когда уже ты мне начнешь отвечать? Когда ты откроешь глаза? Когда мы с тобой пойдем на представление? Ой! Он шевельнул пальцем! Он меня слышит!

 

Акт 2

 

Сцена 7 – Бутылочка с ядом

Клуб. Генеральная

Надив: Я уже знаю, что случилось. Послушай, умоляю. В четверг ты станешь женой барона.

Астар: Я уже обручена с Ромео и ничьей более быть не могу. И этот нож позаботится об этом.

Надив: Будь осторожней, девушка! (достает пятилитровый кувшин) Вот бутылочка с ядом. Выпей ее до конца… Ну, не знаю. … мне тяжело это даже выговорить.

Тувье: Вам же сказали – не останавливаться! Что бы ни случилось! Продолжайте.

Кешет: Что это?

Все: Где?

Кешет: Надив, что это у тебя в руках?

Надив: наш продюсер дал мне это и сказал, что это бутылочка с ядом.

Кешет: 5 литров? Этого хватит на всю Верону и еще останется на Венецию и Флоренцию. Господин продюсер, вы же обещали не вмешиваться в творческий процесс.

Тувье: А я и не вмешиваюсь.

Кешет: А это что?

Тувье: Бутылочка с ядом.

Кешет: 5 литров?

Тувье: Для надежности. Мало ли…Это же кульминационный момент постановки. Мало того, что Джульетта маленькую бутылочку не увидит. Ее из 7 ряда не видно будет. Надо заботиться прежде всего о зрителе. Театр начинается с реквизита. Я думаю о зрителе, а вы – нет.

Кешет: У великого Шекспира сказано “Возьми эту бутылочку”, а не “возьми этот пятилитровый кувшин и выпей его до конца”.

Тувье: В те времена люди не так пили как сейчас. Для них это была бутылочка. Кроме того, у автора сказано, действие первое, картина 3, что Джульетте исполнится 14 в праздник сбора урожая. А ну, кому тут исполнится 14 в праздник сбора урожая? Какой может быть реализм, если все говорят стихами? Невозможно держать пружинный нож за два конца.

На звуки скандал собираются все артисты, кроме Цахала

Кешет: Вы меня даже не предупредили. “А можно вместо бутылочки с ядом будет этот жуткий кувшин?”. А теперь, на генеральной, вы без всякого предупреждения пихаете эту цистерну.

Тувье: Ради кого я стараюсь? Искусство требует жертв. Мы же не только себя представляем. Мы представляем нашу страну.

Кешет: Мы представляем нашу страну посредством пятилитровой цистерны?

Тувье: Ну и как мы будем выглядеть, если инвалиды из какой-нибудь России нас обойдут и представят спектакль лучше чем у нас? А может, не дай бог, мы позволим немцам нас победить? Кто-то еще помнит, что они сделали с евреями? Про холокост уже забыли?

Кахане: Холокост – это систематическое у ничтожение евреев нацистами в ходе второй мировой войны, проведенное в ходе программы “окончательного решения еврейского вопроса”

Кешет: Ладно, Кахане Это все знают. Иди лучше готовь костюмы и реквизит.

Хемда: В день памяти жертв Холокоста было очень грустно.

Артисты уходят. На сцене остаются Кешет и Тувье.

Кешет: Кажется, я поняла, что здесь происходит. Вас совершенно не волнует судьба наших артистов людей, которые стараются изо всех своих сил. Теперь до меня дошло. Ваши заботы о реквизите, звонки в Македонию. У вас совсем другая цель.

Тувье: ну, интересно.

Кешет: Вы хотите быть режиссером.

Тувье: Поразительно! Как вы догадались?

Кешет: Только у нас каждый считает, что он может ставить спектакли лучше, чем режиссер, руководить страной лучше чем премьер министр, тренировать сборную лучше, чем тренер. Между прочим, режиссер – это профессия. Этому учат в институте пять лет и сдают экзамены. Если вы действительно хотите помочь – помогайте артистам готовиться к спектаклю.

Кешет уходит , Входит Вера

Вера: Где Цуриэль?

Тувье: Меня другое волнует. Скоро вылетать, а мы еще не решили, куда спрятать наш реквизит.

Вера Это единственное, что тебя волнует?

Тувье: И 4 акт нам не подойдет.. Там Надив орет все время.

Вера: (кричит за кулисы) Тиран, иди сюда. (к Тувье)А то, что  твой сын исчез – тебя не волнует?

Тувье: Через час генеральная, завтра утром вылет, а я еще не знаю, куда деть наш реквизит..

Вера: Да ладно. В платьте Джульетты я сделала 5 внутренних карманов.

Тувье: Это может им усложнить любовную сцену.

Тиран: Вы меня звали?

Нина: хххххххх

Вера: Давайте по одному. Тиран, садись. Нина, примерь это. Где мой сын?

Тиран: Цуриэль?

Вера: Нет, Вася Пупкин! Кто же еще? Где он?

Тиран: Не знаю.

Нина: хххх?

Вера: Ну да, я добавила тебе здесь. (Тирану) Вы были вчера в больнице?

 

Тиран: Да.

Тувье: Убрали Копеля?

Тиран: Да.

Тувье:  Ты или Цуриэль?

Тиран: Цури.

Тувье: Ты сам видел?

Тиран:  Да.

Входит Янон.

Янон:  Продюсер, а где моя карнавальная маска?

Тувье: Я не поеду с вами, если вы не будете следить за своими вещами.

Янон уходит

Вера: Как он это сделал?

Тиран: Он настроил приборы так, что они показывают, что все в порядке, а на самом деле ничего не работает.

Вера: Ты уверен, что Копеля уже отработали?

Тиран: Уверен.

Входит Хемда

Хемда: Вера, я очень волнуюсь. Весь наш хостель придет смотреть генералку, и я боюсь плохо сыграть. Кто -нибудь хочет бутербродик с тунцом?

Вера: Вот, девочка, примерь платье для третьего акта. Замечательно!

Уходит Хемда, входит Нина

Вера: Тиран, что сказал Цури?

Тиран: Он сказал “Подгони машину!”. Я подогнал. Я сказал – может поедем в шашлычную к Рацону? Я всегда, когда отрабатываю кого-нибудь, еду туда.

Вера: Не прикидывайся идиотом. Куда вы поехали потом?

Входит Астар

Астар: Вера, мне сказали забрать платье. Оно готово?

Вера: Вот, пожалуйста, дорогая.

Астар: Цуриэль пришел?

Вера: Пока нет.

Астар: Но на генералку он придет?

Тувье: Астар, тебе через час на сцену. Ты должна сосредоточиться на Ромео, выбрось из головы все остальное.

Астар уходит

Тиран: Я его спросил – тебя отвезти домой? Он говорит – нет, мне надо подумать.

Вера: Ну, и куда ты его отвез думать?

Тиран. Он просил отвезти его на Голубиный пляж.

Входят Янон и Надив

 

Янон: Продюсер, Надив тоже не знает где карнавальная маска.

Тувье: Надив, ты же помреж, соберись!

Вера: Он пистолет взял.

Надив: Я отвечаю за время репетиции, за то, чтобы сказать Кахане – сейчас ты Меркуцио, а когда он уходит за сцену, сказать ему “Стоп, Кахане!”, напоминать всем, чтобы сходили вовремя в туалет. Не хватало мне еще следить за вашим реквизитом.

Тувье: Реквизит – это тоже твоя обязанность. Они же все теряют. Мы в  театре. Здесь все за все отвечают.

Янон и Надив уходят.

Тувье: Тиран, кто тебе разрешил оставить Цури одного на пляже?

Тиран: Ну   я его спросил – оставить его  здесь? Он что-то странное ответил. Типа из спектакля, словами Ромео.Т

Тувье:

Я скроюсь под покровом ночи

Вера: Скажи Джульетте, чтоб пришла к монаху в полночь.

Тувье: Без тебя мне жизни нет, Джульетта!

Вера: Любовь привела меня сюда.

Тувье: Тиран, что сказал Цури?

 

Входит Астар

Астар: Вера, это что – мое платье?

Вера: Ну да. А что?

Астар: Цури пришел?

 

Тиран: Астар, что сказал Ромео в начале сцены на балконе?

Астар: « Лишь тот, кто не имел рубцов от ран»

Тиран: Правильно.

Астар: А почему у меня тут пришито изнутри пять больших карманов?

Входят артисты в сценических костюмах

Вера: Что это значит «Лишь тот кто не имел рубцов от ран?»

Астар: Лишь тот кто видел смерть, не боится ее.

Вера: Не боится смерти?

Янон: Антрепренер Тувье, я нашел свою маску.

Тувье: Замечательно.  Тиран, пригони машину.

Янон: Теперь мы поедем в Македонию. Потому что мы  ответственные.

Тувье (в свой мобильник): Это Тувье, надо тут кое-что выяснить.

Янон : Так я куплю кроссовки “Пума” в дьюти фри?

Кешет (входит): Господа, я вынуждена сообщить вам  неприятное известие. Астар, сядь. Цахал в больнице.

У него же аллергия на баклажаны. Вот он их поел.. Он не сможет играть на генеральной..И не сможет поехать в Македонию.  Нам придется все отменить.

Тувье: Мы ничего отменять не будем. Я должен проверить, как сидят костюмы.  Давайте Цахала в любом виде.

Кешет: Вы знаете что такое аллергия на баклажаны!?

Это же для него яд.

Нина: ХХХХХХХ

Тувье: Вот именно! Во всей моей карьере продюсера не было такого,  чтобы актер, исполняющий главную роль, отравился кабачками!

Кешет: Баклажанами

Тувье: Тем более. Если он знал, что у него эта самая аллергия, почему его понесло покушать этих чертовых кабачков именно перед генералкой! Это безответственность! Снять его с роли! Уволить из театра!

Кешет: Нам придется отменить спектакль. (в зал) Уважаемые зрители ! К сожалению, мы вынуждены на этом закончить. Деньги за билеты вам вернут в кассе. Извините.

Тувье: Всем оставаться на своих местах. Врачи в зале есть? Какое есть средство от кабачков? Я пойду проверю. (Уходит)

Нина:ХХХХХХ

Кахане: Вот именно. Доигрались. Значит, я уже не Меркуцио.

Входит возбужденный Цуриэль.

Цури: Астар, послушай!

Астар: Цури, куда ты подевался? Тебя все ищут. Мы все отменили.

Надив: Этот идиот нажрался баклажан.

Цури: Астар, надо поговорить  наедине.

Янон: Вся моя семья приехала не генералку черт знает откуда.

Хемда: Весь наш хостель прибыл в полном составе смотреть как я играю маму Джульетты.

Кахане: Сыграть «Ромео и Джульетту» без Ромео не получится.

Астар: Цури, послушай…

Свет гаснет.

 

Картина 7а

Монолог Кешет

Добрый вечер. Я рада, что вы пришли на этот спектакль. Эту пьесу написал молодой израильский драматург Гур Корен,  а перевел Марьян Беленький – известный журналист, переводчик, литератор, создатель образа «Тети Сони» для Клары Новиковой.

 

Картина 8

Все артисты: Итак, позвольте вам представить. Ужасная трагедия в Вероне. Ромео и Джульетта.

Кахане: Жили две почтенные семьи в далекой Вероне. Пара влюбленных получила тяжелый удар судьбы. Оба погибли. Вот к чему приводит взаимная ненависть.

 

Сцена бала

 

Цури в роли Ромео: Ты назвала меня «любимый». Теперь это мое имя.

Астар: Как ты попал сюда?

Цури: Любовь мне показала дорогу.

 

Свадьба

 

Цури: Джульетта, если ты так же рада, как я, расскажи миру, как мы будем счастливы после свадьбы.

Астар: Твоя любовь –это достояние, ценность которого будет лишь расти. Ценность ее невозможно измерить. Она безмерна.

Надив: Давайте быстро покончим с  этим. Союз нерушимый священный заключен меж вами на небесах.

Астар и Цури целуются

Хемда: Они целуются взасос, по настоящему!

Кахане: Прекратите!

 

Дуэль

Янон атакует Цури, Кахане приходит ему на помощь. ТИбальт убивает Меркуцио, Ромео- Тибальта. Хемда обнимает безжизненное тело Тибальта- Янона.

Хемда: Тибальт, не умирай! Монтекки!

Они убили нашего брата. Кровь за кровь! Смерть за смерть! Не забудем, не простим.  Ромео должен умереть!

Надив (дает Астар бутылочку с ядом) Возьми эту бутылочку, дочь моя.

Кахане: вы пропустили сцену с  жаворонком.

Надив: Почувствуй, как эта жидкость вливается в твои вены.

Кахане: Сцена с жаворонком. Акт 3, картина 5.

Все: Стоп, Кахане!

 

Тиран  держит Кахане. Джульетта в могиле.

Цури: Любимая! Жена моя! До боли мне ясен путь….

Кешет: Что это такое?

Цури: Где?

Кешет: Текст. Откуда вы это взяли?

Цури: Вот. (Показывает свою роль). “Жена моя! До боли мне ясен путь!”

Кешет: Это Блок. У автора ничего подобного нет и быть не может! Хулиганство переводчика! За такие вещи  надо лишать лицензии. Надо заказать перевод этой пьесы кому-нибудь другому, иди знай, что он там напереводил. Пропустите это. Давайте дальше.

 

Цури: Но даже смерть не может противостоять твоей красе. Ты так же прекрасна и в могиле. Не может быть, чтобы….

Кахане: Не может быть, чтобы ты умерла.

Цури: Ну да. Отчего ты так прекрасна в смерти? Могила станет нашим супружеским ложем. Последний поцелуй, прощальный, мирный.

Целует ее и выпивает из бутылочки

Аптекарь, ты дал мне тяжелый наркотик

 

(Умирает. Джульетта просыпается).

Янон: Астар, твоя реплика сейчас.

(Джульетта достает кинжал, наносит себе удар в грудь, падает). Хемда (рыдает)  Вот  утро наступило, но даже солнце  отказвыается светить,, видя эту трагедию.

Надив: Так расскажите всем, какова цена взаимной ненависти.

Янон: Расскажите об истории любви Ромео и Джульетты.

Кахане: Расскажите о беспримерной истории любви.

Тиран: конец.

Янон: Все хорошо, что хорошо кончается. Конец-  делу венец.

 

Свет гаснет.

 

Картина 9

 

У каждого свои проблемы

Кешет: Ну ладно , я понимаю —  можно забыть текст, немножко запутаться, но мы же уже год репетируем! Как можно останавливаться посреди действия? Вы уже свои роли знаете, и вот вдруг — в зале несколько человек, и от этого вы теряетесь и все забываете. Ладно Цури, он тут случайно, но вы же все профессионалы! Нина, ну от тебя я вообще не ожидала такого! Как ты могла забыть  текст!  Я просто не знаю что делать. Отравиться из бутылочки?

Хемда: Кешет, извините, что я съела кусочек бутеброда, пока Тибальт умирал.

Кахане: Потому что Цури стоит не там, где стоял Цахал. И говорил не в таком темпе, и они целовались по настоящему и это нас сбило.

Цури: Стоп, Кахане. Астар, сними это платье.

Хемда: Вы же не можете тут вашу любовь делать, пока мы все здесь.

Цури: Поговорим после генеральной.

Хемда: Ты хочешь ей сказать, что ты ее любишь?

Астар: Хватит, Хемда! Что с тобой?

Кешет: Цуриэль! Сейчас ты – мой актер! Выполняй мои указания.

Цури: Я вовсе не ваш актер. Я сам по себе.

Кешет: Ты мой актер! Твой отец говорил с организаторами фестиваля. Ты вписан в программу. А про платье мы еще поговорим.

Хемда: Ты должен контролировать свои инстинкты, иначе это будет сексуальное приставание.

(Входят Вера и Тувье)

 

Тувье: Я долго молчал, но теперь хочу признаться честно…. у нас получился настоящий шлягер!

Кешет: Извините, мы репетируем.

Тувье: Нет, а какие актерские способности у моего сына! Это он от отца унаследовал.

Вера: снимайте костюмы, надо подогнать. Цури, ты гениальный актер. Я всегда знала…

Кешет: Дайте нам закончить репетицию.

Цуриэль: Нет, я не могу. Отменяйте все!

Тувье: Ты просто взволнован. Это же твой первый спектакль.

Цуриэль: Астар, выйдем, надо поговорить.

Тувье: Астар занята. Она на репетиции. Ты тоже, кстати.

Цуриэль: Я и Астар не здесь.

Вера: Сынок, у тебя вчера был тяжелый день, ты устал. Но давай рассуждать логически.

Цуриэль: Ну какая логика в том, чтобы связать этих людей с нашим делом?

Тувье: Да, логика в этом есть. Ведь мы – продюсерская фирма, и если мы не попадем завтра в Македонию, то нашему бизнесу конец.

Цуриэль: Меня это не интересует, я – человек искусства.

Вера: Так что ты предлагаешь?

Цуриэль: Отменить все. У нас есть другие антрепризы.

Кешет: В чем дело? Почему вы хотите отменять? Люди год репетируют, надеются.

Хемда: вы не хотите с нами лететь? В аэропорту есть вкусные буфеты.

Тувье: Да ну. Мы летим с вами. Цури, мне надо с тобой поговорить.

Цуриэль: Отменяйте, или я им расскажу всю правду.

Тувье: Да, да. Расскажи им, что на самом деле, я с детства мечтаю поставить на сцене “Ромео и Джульетту”,

Вера: Давай, расскажи им все. Развали нам всю нашу многолетнюю постановочную карьеру.

Цуриэль: Астар, тебе будет очень тяжело это услышать, но я должен сказать правду.

Вера: Цури, разве ты не знаешь? У каждого импрессарио есть свои профессиональные секреты. Выбалтывать их – значит подставляться конкурентам. Люди годами репетировали, они на это возлагают все свои надежды. И тут приходит какой-то Цуриэль и отменять все с бухты барахты.

Цуриэль: Ну ладно. Скажу все. Держитесь…  Приготовьтесь…Вы – плохие артисты.  Вы просто инвалиды, обитатели интернатов, которым взбрело в голову, что они артисты. Вы никакие не артисты. Вы год репетируете и не можете запомнить своих рошлей. Единственное чувство, которое вы можете пробудить у зрителей – это жалость. “Бедненькие, давайте им похлопаем”. Какого хрена вам переться в эту сраную Македонию? Вы хоть себе представляете, где это находится, на каком языке там говорят? Выставлять нашу страну и самих себя на всеобщее посмешище.

Нина,  тебе надо в цирке выступать, а не в театре. Хемда,  ты можешь жевать свои бутербродики не отходя от кассы, зачем так далеко для этого переться? Янон,  я тебе завтра куплю три пары кроссовок Пума, и не надо будет никуда ехать. Кстати, они уже давно вышли из моды. Кахане… ну, с тобой вообще говорить не о чем. Я с вами не собираюсь играть на одной сцене. Еще, не дай бог, меня к вам причислят. Я, слава богу, нормальный. В отличие от вас.

Астар: Это то, что тебе было так важно? Что ты стесняешься с нами играть на одной сцене? Западло тебе с нами тусоваться?

Цуриэль Я не хотел вас обидеть…

Астар: Тебе не хочется стоять на одной сцене с убогими? Нет, это нам с тобой не хочется быть на одной сцене. Это ты – инвалид. У тебя нет души. Ты инвалид, куда хуже нас.  Ты обижен богом куда больше чем мы. Мы обижены судьбой и наказаны богом неизвестно за что. Но у нас есть самый важный орган человека – сердце. А у тебя оно атрофировано. Нас жалеть не надо. А вот мы жалеем тебя. Если бы Хемда могла выбирать между поражением интеллекта и поражением души, она ни за что не согласилась бы поменяться с тобой. Если ты не веришь в любовь, ты не можешь играть Ромео. Мы не хотим с тобой больше иметь никаких дель. Продолжай свою жалкую жизнь в другом месте.

Цури уходит

Астар Когда мы целовались на репетиции, я поверила, что ты меня любишь, что есть любовь, что есть жизнь другая, помимо этой нашей жалкой жизни.

Хемда: Астар, он не слышит, он ушел.

Астар: Я иду переодеваться.

Вера: Помочь?

Астар: Сама справлюсь.

Тувье: Извините его. Он все это нарочно говорил, чтобы..

Кешет: Он прав. Мне надо было отказаться от этой работы. Я не могу выставлять вас все на посмешище. Материал сырой.

Тувье: Обижаете. У нас первоклассный материал. Мы не первый день работаем. Заказчик доволен.

Кешет: Только я, идиотка, могла дать этим людям “Ромео и Джульетту”. Ребята, я очень сожалению. Давайте на этом остановимся и будем готовиться к фестивалю будущего года. Возьмом другую пьесу.

Тувье: погодите, вы не имеете права. Я инвестировал в это дело свои средства.

Кешет: Я вам все верну.

Тувье: Дело не в деньгах. Как вы можете так подставлять людей? Они же ждали, надеялись, репетировали.

Хемда: Я боюсь, что надо мной будут смеяться.

Янон: Я знаю, что я не очень хорошо играю. У меня легкая степень умственной отсталости.

Кахане: Я больше не хочу быть Меркуцио. Я теперь буду только Кахане.

Тувье: Ваш театр называется “Воплощение мечты”. Как же вы легко отказываетсь от воплощения главной мечты вашей жизни!

Кешет: Тувье, вам не дано понять, что чувствуют наши артисты, как они живут. Что такое для них выйти на сцену и получить удар. Это для них на всю жизнь трагедия.

Тувье: Я хорошо знаю, что такое удар судьбы. Я их сколько наполучал, и ничего. Да встречи с вами меня преследовал удар за ударом. Жена говорит, что я должен покончить с продюсерским ремеслом и заняться чем-то другим – более надежным и менее опасным. Что я никогда не буду таким продюсером, как был ее отец. Теперь вы понимаете – что такое постоянно чувствовать себя хуже других? И вот, когда я в вас поверил, вы вдруг все отказываетесь. Зачем же вы целый год работали? Вы же сильные люди, если вы не отказались от этого в течение года. И теперь, вдруг. Мы поедем в эту чертову Македонию, и закатим такой спектакль, что весь зал будет рыдать. Ars longa vita brevis Что в переводе означает “/Искусство в массы, не отходя от кассы”. Искусство должно служить народу. Из всех искусств для нас важнее то, которое требует жертв.

Нина: хххххххх

Все согласны

Кешет: Но у нас же нет Ромео.

Тувье: Пусть будет Цахал, кто угодно. Как по мне, так и Тиран может вам сыграть. По-моему, он такой же прибитый, как ваши.

Кешет (актерам): Ладно, идите переодевайтесь, вас же родственники ваши ждут.

Янон: Так я не понял? Мы летим или не летим? Я куплю кроссовки Пума или нет?

Артисты уходят

Кешет: Вы действительно полагаете, что у нас хорошая режиссура?

Тувье: Я бы сказал – гениальная, но не хочу просто вас смущать.

Кешет уходит.

Тувье (достает пакет с материалом) Что будем делать?

Вера: Я пошью специальные платья.

Тувье: Нет, с Цуриэлем что будем делать?

Вера: Прямо даже не знаю, что с ним случилось.

Тувье: Да что там не понять? Ребенок влюбился.

(Входит Хемда с цветами. Тувье прячет пакет)

Хемда: Астар, тебя ждет такси, ты же хотела ехать в больницу.

Тувье: Она едет к Цахалу?

Хемда: Она едет попрощаться с отцом.

Вера: А что с ним случилось?

Хемда: Это очень грустная история. Три года тому родители Астар гуляли по пляжу, а в это время там случились бандитские разборки. Кто-то бросил гранату. Мать умерла на месте, отец остался парализованным и прикованным к постели, без сознания. Никого даже не поймали.

Надив (высовывается из-за кулис): Астар Копель, такси ждет!

Астар: Иду.

Надив: Хемда, тебя ждет Янон.

Хемда: Тувье, Вера, я вас люблю. Вы хорошие. (вручает цветы Тувье, обнимает Веру, уходит)

(Астар одевается в обычное, снимает свадебное платье Джульетты, отдает его Вере. Хемда уводит Астар)

Вера: Это дочка Копеля…

Тувье (в мобильник) Тиран, на сцену!

Вера: Мы убрали ее мать, а Тиран – отца.

Входит Тиран

Тувье: Тиран, там, на улице, ждет такси. Скажи ему, что это ложный вызов, пусть уезжает. Отвези Астар в больницу, пусть попрощается с отцом. Хороший был человек! Какие-то сволочи в него бросили гранату.

Тиран: Я вам хочу сказать… Вся ваша семья ко мне хорошо относилась…

Тувье: Ладно, потом. Давай, делай что сказано.

Тиран: Я вас обманывал…

Тувье: Потом.  Выполняй указание. (Достает пистолет, направляет на Тирана)

Тиран: Цури не выполнил указания. Он не убрал отца Астар. Ну как он мог это сделать после всего? Вы же для меня как семья, я вас не могу обманывать. Тут ведь такое дело – с одной стороны, типа любовь, с другой – типа семья. Конфликт получается.

Вера: Так что же вы сделали?

Тиран: Я же знал что у них с Астар. Ну я пригласил Цахала покушать баклажанчиков.

Вера: Так что же мы теперь будем делать?

Тувье: А что бы твой отец сделал?

Вера: Я слушаю лишь своего мужа. Как он скажет, так и будет.

Тувье: Спектакль должен продолжаться.

 

Свет гаснет

 

Картина 10

 

Аэропорт. Артисты стоят в очереди на проверку. Перед очередью – контролер. В конце очереди – Тиран

 

Замечание драматурга. Не нужно информировать дирекцию театра о том, что есть еще одно действующее лицо. Лучше, чтобы это выяснилось в последний момент. Лучше убедить дирекцию, что на эту роль можно взять любого студента театрального вуза или училища, который мать родную продаст, чтобы выйти на сцену.

Цахал: И я ему говорю – доктор, я не согласен ложиться в больницу, я артист, я представляю нашу страну на международном фестивале. Как я мог вас оставить без Ромео?

Нина: хххххххххх

Цахал: Да ну причем тут Цури? Как можно любителя ввести в профессиональный спектакль?

Нина: ххххххххх

Цахал: А где он вообще? Он летит с нами?

Надив: Нет. Мы ему не компания. Мы же осталые, а он нормальный.

Цахал: Он никогда не смог бы передать всю гамму чувств Ромео.

Хемда: Но они же с Астар целовались прямо на сцене!

Цахал: Ну и что? Я тоже могу. Подумаешь, режиссерская задача. Для профессионала это раз плюнуть.

Кешет: Тиран, где Тувье и Вера? Они разве не летят с нами?

Тиран: Я вместо них. Я главный заместитель генерального продюсера. Они уже занимаются другой постановкой.

Контролер: Добрый день. Куда летим?

Все: В Македонию!

Контролер: Вы сами упаковывали свои вещи?

Тиран: Слушай, это группа лиц с особыми потребностями. Их не надо…

Кешет: Нет, пусть почувствуют себя настоящими туристами.

 

Цури входит с саквояжем

Цури: Где Астар?

Тиран : Тебе тут нельзя находиться.

Надив: Мы эе вам ге подходим. Мы же отсталые.

Цахал: Он хочет отобрать у меня роль. Цуриэль, вы сюда попали по блату, как сын продюсера. Вы меня вчера копировали, довольно неудачно. Но вы никогда не сможете понять и сыграть Ромео….

Цуриэль: Ты прав. Извините, я не хотел вас обижать. Я вчера говорил как идиот. Но у меня была уважительная причина. Я вчера в первый раз

целовался с любимой женщиной.

Цахал: Я так и знал.

Цуриэль: Но я ей ничего не сказал. Ведь я… а она…. нет шансов…Извините меня. Я купил билет на ваш рейс. Мне хочется увидеть ваш спектакль.

Хемда: Любовь действительно превращает человека в идиота. Но если он был идиотом и до того, то ему ничего не грозит. Мы тебя прощаем.

Янон: Цури! У меня есть деньги. Я куплю кроссовки “Пума” в Дьюти фри.

Цуриэль: Замечательно! Я хочу пройти вместе с Астар.

Тиран: Цури, ты не полетишь с ними.

Цахал: Я тоже прощаю. Каждый думает, что он может сыграть Ромео.

Контролер: Вам кто-то давал что-то для передачи другим людям?

Нина: хххххххх

Цуриэль: Астар, давая я помогу тебе нести это платье.

Астар: Ты с нами? Ты теперь тоже умственно отсталый?

Цури: Нет, но у меня особые потребности.

 

Контролер: Оружие есть?

Цуриэль: Астар, я тебе хочу сказать, до того как мы полетим, что

Астар: Ты действительно впервые целовался вчера?

Цуриэль… Ну…. да…

Астар: Неплохо для первого раза.

Контролер: Вы сами упаковывали свои вещи?

Кахане: Мне мама упаковывала. У меня  6 маек, 6 трусов, 6 пар носков, две пары штанов…

Кешет: Стоп, Кахане!

Янон: Это сейчас будет дьюти фри? Или когда?

Цуриэль: А у тебя? Тоже первый?

Астар: Тебе так показалось?

Контролер: Вам кто-то что-то просил передать?

Хемда: моя подружка из хостеля дала мне маленькую книгу псалмов.

Цуриэль. Астар, я тебе сейчас что-то скажу, и возможно, ты ты меня больше не увидишь. Давай я понесу твое платье.

Астар: Да оставь платье! Что ты хотел сказать?

Контролер: Следующий! Астар Копель.

Цуриэль: Астар… мои родители… есть серьезная причина, почему они не полетели с нами…

 

Вера и Тувье появляются, в больших темных очках, с саквояжами

 

Тувье: Чуть не опоздали. Нас тут проверяют, как будто мы какие-нибудь контрабандисты.

Вера: Сыночек, а ты здесь что делаешь?

Цуриэль: А вы…

Тувье: Ну как же. Мы летим в Македонию, на наш спектакль.

Контролер: Это что?

Астар: Это мое подвенечное платье. Я венчаюсь с Ромео в третьем акте.

Цуриэль: Это мое платье!

Контролер: Вы венчаетесь с Ромео в третьем акте?

Прибор контроля мигает и свистит.

Контролер: Что у вас в карманах этого платья?

Астар: Я туда ничего не клала…

Цури смотрит на родителей

Цуриэль: Это я! Это мое! Она здесь ни при чем!

Контролер: Вы так любите жвачку?

Астар: А что? Только мне мама запрещала…

Контролер: Пять кило? Берегите зубы! Счастливого пути.

Цури смотрит на родителей

Вера: Что там случилось, сыночек?

Астар: Так что ты хотел сказать? Про твоих родителей…

Цуриэль: что они вообще-то хорошие люди. Папа, что с нашим реквизитом?

Тувье: Какой еще реквизит? Я поменял концепцию. Я ненавижу реализм.

 

Эпилог

Македония

 

Цахал: Джульетта! Жена моя! До боли мне ясен путь. Даже смерть не стала препятствием твоей красоте. Почему ты так красива сейчас, на смертном ложе? Я не оставлю тебя одну. Могила станет нашим брачным ложем. Последний поцелуй, прощальный, мирный. Прежде чем я отправлюсь в дальний путь.

Обращается к Цури за моральной поддержкой

Целует Джульетту, выпивает из бутылочки. Умирает. Джульетта просыпается.

Я здесь. Но где мой муж? Надеюсь, что на его устах осталось что-то и для меня.

Целует его. Вытаскивает кинжал. Наносит удар себе в грудь Падает. Артисты выходят на сцену. Астар и Цури лежат мертвые. Хемда рыдает, ей тяжело говорить

Хемда: Утро пришло, но солнце отказывается выходить, видя эту трагедию

Надив: Такова цена беспричинной ненависти и стремления силой решать проблемы

Янон: Это была любовь, которой нет равных.

Кахане: Вы любили Джульетту и ее Ромео

 

Таки конец

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *